3/12/2014

Глава четвертая. Гоша


День выдался невыносимо жарким. Мы шагали домой с пляжа по знакомым переулкам частного сектора. Так уж вышло, что в городке причудливым образом переплетаются кварталы пятиэтажек и утопающих в зелени садов и виноградных беседок одноэтажных белых домиков с красными черепичными крышами.  Наш путь лежал по неасфальтированным пыльным дорожкам, усыпанным щебнем и гравием, зато надежно укрытым в тени плодовых деревьев, что растут здесь повсюду. То и дело приходится уворачиваться от падающей переспевшей абрикоски. Больше всего мне нравится период, когда поспевает шелковица. Можно вдоволь наесться по дороге на море и назад этих сочных сладких ягод.  Правда всегда существует риск испачкать одежду коварным чернильным соком. Вот тогда можно здорово получить от мамы. Но кого это когда-то останавливало?
 Сегодня даже фруктовый бонус не скрашивал наше короткое путешествие.  Мы едва плелись, молчали, и каждый думал лишь о том, как попасть под спасительный душ и смыть с себя пыль и пот. Морская прохлада давно забыта, и каждое дуновение ветерка не приносит долгожданного облегчения. Мы добрались до самого неприятного участка, где нужно двигаться какое-то время по открытой местности. Здесь настолько жарко, что  мы невольно ускоряем шаг.  Солнце неумолимо обжигает своими лучами. Трава у дороги, с когда-то сочными и зеленым колосками, вся превратилась в белесую солому, спутанную и неживую. И тут среди этой блеклой картины мелькнуло что-то яркое.
- Попугай!  - воскликнула сестра. Она всегда все замечает первой.  Мы  останавливаемся и смотрим с любопытсвом на небесно-голубую птичку, невозмутимо ковыряющую клювом соломинку.
- Мама, мама! что делать? попугайчик в траве.
Да. Это был волнистый попугай.  Невероятно! Как он сюда попал и как долго странствует – загадка.  Пока я с любопытсвом рассматривала птичку, мама выудила из сумки полотенце.
- Ему нельзя здесь оставаться. Это частный сектор. Здесь кошек больше, чем вишен на том дереве. Надо его поймать.
Поймать птицу?Голыми руками? У меня захватывает дух от восхищения. Вот это мама у меня! Здорово! Вот только как?
Мама заходит с тыла и набрасывает на птицу полотенце. Пленник у нее в руках и даже не сопротивляется. Пока. Стоило только маме завернуть полотенце поудобней, как тут же изворотливый пернатый пытается ущипнуть ее за пальцы.
- Скорее домой! – командует мама.
Оставшаяся часть пути проносится, как одно мгновение. Все разговоры и мысли о нашей находке.
Во т мы и в родном дворе. Мама ускоряет шаг еще больше, ведь попугай обнаружил брешь в защите из полотенца и атаковал ее указательный палец маленьким, но острым клювом.  И тут, как гром среди ясного неба, откуда-то сверху доносится:
- Девочки,доброе утро! Как водичка?
Ловлю взгляд  мамы, в котором читается: мы пропали.  Дружно здороваемся . Сестра тушуется и начинает замедлять ход. Бабушка Дина ( а кто же еще) заняла свой наблюдательный пост на балконе и внимательно разглядывает нашу компанию. Я шепчу маме:
- Идите, я ее задержу!
Мама кивает, берет сестру за руку и вмиг оказывается в подъезде.
- Вода теплая, но могла бы быть и почище. – Отвечаю я следователю в цветастом халате. - Много людей и очень жарко. Я такая голодная! Пойду скорее обедать! До свидания, Диана Михайловна!
После этого монолога, в который не сумел вклиниться даже такой опытный сыщик, как бабушка Дина, я опрометью мчусь в квартиру, перепрыгивая через несколько ступенек сразу. Толкаю  входную дверь и оказываюсь в темном коридоре. Сбрасываю с ног шлепки и бегу в большую комнату. Здесь на столе уже стоит какая-то старая клетка.  Бабушка успела зайти к соседке и одолжить у нее это нехитрое сооружение. Внутри шаткой конструкции сидит волнистый небесно-голубой попугайчик. Судя по его поведению, он вполне освоился.
- Вот и наш гость.
-  Как мы его назовем?
- Гоша! – Сказала бабушка таким тоном, который не терпит никаких возражений.
Вот так у нас и остался жить пернатый Георгий. Не могу сказать, что он любил наше общество. Большую часть времени он проводил возле кормушки или засова, пытаясь расковырять хлипкие прутья. В руки он совсем не давался, больно кусался и возмущался на своем птичьем языке. Мы дружно проводили за разговорами с ним все свое свободное время. Но ни через неделю, ни через две Георгий не соизволил произнести хотя бы половинку слова. Едиственный период, когда Гоша был покладист и мил, случался  во время его купания. Струйка холодной воды поднимала ему настроение, и он с удовольствием купался под ней, расправляя крылья и поворачивая шейку.
Приехал папа. Гоша признавал его авторитет и не кусал за пальцы. Хотя , когда его выпускали полетать, он то и дело норовил усесться папе на лысину. А я была в полном восторге от птицы. Впервые в жизни у меня был настоящий питомец. Конечно, я хотела кота, но ведь попугай тоже хороший.  И потом,  вдруг он однажды заговорит!
Мои мечты разбились вдребезги, когда к нам в дом нагрянула с очередным непрошеным визитом одна из матерей бабушкиных многочисленных пациентов.  В перерыве между причитаниями по поводу здоровья ее отпрыска, женщина успела опытным глазом определить, что попугай вовсе не Гоша. А Глаша. Оказалось, что наша гостья занимается продажей и разведением пернатых и прекрасно разбирается в них. Все встало на свои места. Попугаихи не разговаривают.  Все наши усилия были напрасны. На этом неприятные сюрпризы не закончились.
Глаша и раньше любила крутиться возле окон. Но там была натянута прочная сетка, так что никто не переживал особо по этому поводу. И вот однажды мы по привычке выпустили ее полетать. Птица долго кружила по комнате, потом направилась к форточке и мирно расположилась на ее крае. Никто не придал этому значения, и все продолжили заниматься своими делами. Только спустя несколько минут мы заметили, что попугая нигде нет. Мы осмотрели все комнаты. На форточке Глаши не было. И тут мы обнаружили дыру в сетке. Пернатая пленница давно готовила свой побег и проковыряла приличного размера дыру в  ткани. Мы выбежали на улицу. Глаша беззаботно кувыркалась на ветках софоры в окружении воробьев. На наши призывы она не реагировала и явно не собиралась возвращаться. Мы звали ее до самой темноты.  Переживали, как она будет жить осенью на воле. Но она так и не вернулась. На следующий день ее уже не было во дворе.

Мы старались не говорить на тему побега, но то здесь, то там натыкались на следы присутствия в квартире попугая. А клетка до сих пор лежит на балконе. Все ждет свою строптивую пленницу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий