3/10/2014

Глава третья. На море


Я просто обожаю плавать. Пожалуй, никогда не пойму тех девочек и девушек, которые проводят на берегу больше времени, чем в воде. В городе предостаточно пляжей на любой вкус, но у нас в семье есть всего три любимых, где мы чаще всего отдыхаем.  Мне по душе самый дальний из них. Для него у нас даже есть кодовое название: Переезд. Чтобы добраться до этого пляжа, нужно сесть на тринадцатый автобус и ехать по окраинам городка минут тридцать. Моим первым, несомненно гениальным, творением года в четыре была песня об автобусе, следующим именно этим маршрутом. Звучала она так:
Тринадцатый автобус, оранжевый автобус
Едет на виду. А 4А  - битком.
И пусть рифма здесь отсутствует напрочь, мне в ту пору казалось, что нет ничего лучше этой песенки. Свою любовь к Переезду могу объяснить довольно легко. Так как пляж находился очень далеко от дома, то поездка туда превращается в маленький поход с уймой приключений. Мама всегда берет с собой много разной еды: сочных фруктов, пирожков, которые пекла накануне с бабушкой, или бутерброды с самой вкусной на свете копченой колбасой, купленной папой. На месте мы стелимся под грибком, чтоб переждать в его гостеприимной тени невыносимый полуденный зной. А после бежим скорее в освежающие соленые объятия воды.
Берег здесь необычный: буквально в десяти шагах от суши в море лежит гряда камней. Она вся укрыта водорослями, в которых прячутся стайки пугливых рыбок и бегают важные крабы. Ранним утром, когда еще берег пуст, и солнце только-только поднялось над морской гладью и начинает нагревать прибрежный песок, на камни гряды выбираются целые крабьи семейства.  От мала до велика выстраиваются они на сухих участках булыжников и поднимают клешни к солнцу, словно в какой-то таинственной молитве, или пожевывают водоросли, или просто задумчиво покачиваются на своих тоненьких ножках.
Так как камни образуют естественную заводь, то вода в этом месте почти как парное молоко – теплая-теплая и пахнет арбузом.  Не знаю почему, но мне всегда в самые жаркие дни от поверхности моря слышится едва различимый его сладковато-свежий аромат. В этом месте здорово плавать с маской и разглядывать подводных обитателей. Пару раз я встречала на песчаном золотом дне камбалу, улавливала едва различимое движение в водорослях упругой зеленой рыбки-иглы, и чувствовала покалывание от заинтересовавшихся моими ногами усиков прозрачных креветок. А как только солнце скрывалось за горизонтом, и ракушечный песок больше не обжигал ступни, на пляж прилетали чайки. Излюбленная наша с сестрой забава – скармливать оставшийся от бутербродов хлеб этим прожорливым птицам. Так весело подбрасывать в воздух корочки, на которые претендуют как минимум три взрослые чайки, две молоденькие и еще стайка воробьев у самой земли.
Сегодня мы собрались на городской пляж. Но в самый последний момент решаем все же отправиться на Переезд. Там после обеда всегда солнце, в то время как в черте города деревья бросают свои быстрорастущие тени на песчаное побережье почти сразу после обеда. Мама упаковала сочные спелые фрукты, воду и бутерброды. В сумке уже лежит заботливо свернутая белая огромная подстилка, полотенца, карты и сменное белье, шляпы, кепки и еще какие-то нужные вещички. Я отправляюсь в комнату, чтоб натянуть на себя купальник и выбрать, что накинуть сверху.  Из окна моей комнаты виднеется искрящаяся на солнце лазурь моря. Как же хочется скорее окунуться в соленую прохладную воду!
Как и много лет назад, мы поедем на пляж на тринадцатом автобусе. Конечно, он давно не оранжевый, да и поездка перестала быть  особо приятной из-за огромного количества пассажиров, духоты и толкотни, наглых толстых теток и срывающих связки детей. Но все это забывается в тот миг, когда старенький автобус перебирается через железнодорожные пути и выпускает нас на остановке, окруженной камышом.  Откуда только берутся силы, но ноги  сами несут с невероятной скоростью через заросший, когда-то ухоженный парк  возле пансионата  туда,  где дует соленый прохладный ветер. Вот мы и на пляже. Территория здесь огрмная. И всем найдется местечко. Мама расстилает нашу белоснежную подстилку на золотом песке, перемешанном с тысячами красивых пестрых ракушек. Мы с сестрой сбрасываем с себя одежду и мчимся, что есть духу, в воду. Вот и волшебный миг  блаженства, когда разгоряченное тело омывают прохладные волны моря. Я ныряю, хоть мама и не разрешает мне этого делать. Под водой мир кажется золотым. Все из-за песка и яркого солнечного света.  Сестра плавает за грядой, но держится довольно близко к ней. Я  - менее осторожна. Люблю заплывать глубоко. Но сегодня мне нравится нырять. Воображаю себя участницей команды по синхронному плаванью.  Делаю стойку на руках под  водой,  пытаюсь рисовать ногами узоры на морской глади. Мне кажется, что со стороны это все должно выглядеть необычайно красиво.
- Ты что тонешь? – Спускает меня с небес на землю  сестра. Она уже явно наплавалась и собирается выходить. Ха! Мерзлячка. Я только начала и греться на суше не собираюсь.
-  Мама зовет на берег. – Не унимается она.
Господи, ну почему я не единственный ребенок в семье?! В сто тысячный раз сокрушаюсь я про себя.
 - Я еще разочек проплыву и буду выходить. – Решаю схитрить я.
- Мама машет уже минут пять. Ты и так долго купаешься. Еще и ныряешь постоянно. Будет гайморит. Бабушка же предупреждала.
Ну да. бабушка каждую минуту о чем-то предупреждает.
- Ладно. Выходи. Я за тобой. – Нехотя протягиваю я и проплываю последний круг, полный горечи, сожаления и  ощущения несправедливости этого мира.
Стараюсь как можно дольше шагать по кромке воды, приятно ласкающей мои ноги. Песок в такое время еще невероятно горячий , и идти по нему  - удовольствие весьма сомнительное.  Последние два метра я буквально пропрыгиваю с мученическим выражением лица и плюхаюсь на подстилку возле мамы.
 - Ты так долго купалась! Губы все синие. Укрывайся полотенцем и грейся. – Назидательно заявляет мама.  – И бери персик или грушу. С грушей только осторожней. Сейчас много ос. А то опять отличишься.
Ну вот. Каждый раз одно и то же. Когда я была совсем маленькой, родители привезли меня на этот пляж. Все было хорошо, пока я не стала есть грушу. В этот момент на сладкий аромат прилетела оса и укусила меня. Мама утверждает, что я ревела так, что весь пляж сбежался посмотреть, что произошло. С тех пор эту историю рассказывают каждый раз, когда в одном предложении есть мое имя и слово груша. Или оса. И когда уже моим родным надоест эта история?

Растягиваюсь на теплой подстилке, подкладываю отвоеванное у сестры полотенце под голову и накрываю лицо соломенной шляпой с розовой ленточкой. Сквозь переплетения соломки здорово смотреть на ярко-голубое небо над головой. Солнце приятно греет  тело, капли морской воды скатываются по плечам и животу, оставляя на коже соленые белые следы-дорожки.  Где-то там лежит море и посылает на берег тысячи солнечных зайчиков. Скорее бы нагреться и отправиться снова плавать!

Комментариев нет:

Отправить комментарий